Записи с темой: маглор (список заголовков)
10:40 

Глюки конечно, но наконец не Кано. Впрочем, про него.

Открой свои крылья весне, Чёрный Лотос
Похороны
…А тепло его тела еще хранит
Примятый прибрежный мох,
И тень его взгляда у дома спит,
Куда он взглянуть не мог
От темных глубин и подводных скал
В день ломки тонкого льда,
Как Маглора голос ты услыхал
– Золото и вода – .
Смотри же в небо, оставив страх,
О том молись на земле,
Кто в черных водах на белых крылах
Летит с огнем на челе.
Как сильно пахнет сухой чабрец,
И ноги ожжет роса.
Светлейший из ангелов был твой отец,
Но он ушел в небеса.
Он видит все и знает, что есть,
Лучом проникая до дна.
Бесстрашным дается благая весть,
А чистым весть не нужна,
И вот, бери же, что ты искал,
Веслáми фиорд дробя…
И голос Маглора в гранях скал
Троится, ища тебя… (с) Арандиль


Утро. Кажется, что всё в порядке, всё как всегда. Да только это всего лишь так кажется. Не всё в порядке. Мне тревожно. Непонятно почему тревожно. Предчувствия. Мрачные, безрадостные.
Свиток… Без печати, без каких-либо обозначений автора послания. Перевязан ремешком для волос. Удивился я этому. Но ненадолго. Мало ли. Развернув свиток, узнал почерк. Узнал и замер на мгновение. Потом вчитался… Песнь была длинной и печальной. А в конце… в самом низу свитка была короткая приписка – «Теперь о нас осталась лишь память в сердцах тех, кто шёл за нами. Настал и мой черёд. Прощай. И помни нас.» Поднимаю взгляд от пергамента. Несколько мгновений смотрю в пространство. Потом срываюсь с места. Бегу к конюшне, а оттуда, спешно оседлав коня и прыгнув в седло, направляюсь к морю. Боюсь опоздать. Боюсь, что слова в свитке окажутся правдой. Страшной правдой. Не хочу. Не хочу, чтобы так было. Они не могут уйти. Он не может… Память памятью, но как же они сами? Почему уходят…
Всю дорогу до моря я мучился разными тяжёлыми мыслями. И боялся опоздать… И опоздал, всё-таки опоздал… Море штормило, правда буря уже отступала, но заметно было, что побушевала она тут довольно сильно. Захламлённый всяким морским мусором берег был пуст. Я спрыгнул с коня и пошёл вдоль по кромке берега, напряжённо и судорожно вглядываясь то в море, то в сушу. И наконец увидел то, что боялся увидеть. Вернее – того… Эльф лежал вниз лицом на мелководье. Видно было, что наигравшееся море, утихая, выбросило его к берегу. Подойдя, поднял эльфа и перенёс на песок. Вгляделся в застывшее белое, спокойное лицо. Если бы не эта мертвенная бледность, можно было бы решить, что нолдо спит, такой спокойный и безмятежный у него был вид. При жизни я его таким никогда не видел. Я знал его совсем иным… Но смерть вернула всё на свои места, дав наконец ему спокойствие покой. А душа наконец обрела забвение… То, чего он всегда хотел, но о чём никогда не упоминал. Да только ведь я догадался. Ещё будучи ребёнком догадался. Я всегда понимал его… А он не знал об этом. Он всегда молчал, а когда я пытался заговорить с ним на эту тему, переводил разговор на другое. Почему, я так и не понял. Но за годы общения о многом догадался и узнал. А теперь… А теперь вот он ушёл… Навсегда. Только вот… Хотел ли он именно уйти… Наверное нет. Вспомнились его слова: «Я жду забвения, но не гибели». А что теперь? Что будет с ним там, в землях, куда уходят души умерших? Сможет ли он вернуться к живым, и не останется ли его дух навечно в Чертогах Мандоса… Я не знал и даже предположить не мог.
Могилу выкопал довольно быстро. Старался не думать, что приходится хоронить того, кто некогда спас меня и брата моего от гибели. А потом… Потом ведь он стал нам почти отцом… А теперь вот… Я пережил его. Знал, что так когда-нибудь и будет, но верить не хотел, не мог… И вот… хороню.
Уложив его в могилу, стал разоружаться. Кроме меча в ножнах у него оружия никакого не было. Пришлось оставлять своё. Меч я вложил ему в руки. В ногах положил щит, справа кинжал, а слева лук с полным колчаном стрел. Ещё раз оглядел. А вот лютни, арфы или хотя бы флейты у меня с собой не было… Вот тут я задумался. Надолго так задумался. Но потом всёже нашёл выход.
Вырезание флейты заняло несколько часов. Когда я закончил, на берег моря спустилась ночь. Вернувшись к могиле, переложил меч под левую ладонь менестреля, а в правую руку вложил вырезанную флейту. Вот так куда лучше. Хоть и жаль почти до слёз, что арфу не взял с собой, а сделать её тут не из чего. Вздохнул, вставая. И запел прощальную песнь. Голос мой эхом разносился по пустынному берегу. И казалось мне, что это не эхо, а он, менестрель вторит мне. Но нет, стоило мне замолчать, замолкло и эхо. А он… он молчал… И только тут я в полной мере понял, как не хватает мне его песен, его голоса… Песни будут жить и впредь, а вот голос… Никогда боле не услышит никто его, не очаруется им…
С курганом над могилой пришлось повозиться. Как и с погребальной надписью. Закончил я со всем уже на рассвете. Грустно посмотрел на дело рук своих… Ну вот и всё. Вот я и отдал последний долг учителю, наставнику и воспитателю моему… Ставшему мне отцом… И больно мне сейчас было так, будто отца хоронил.
У могилы просидел до заката. Потом всёже вспомнил, что уехал, так никого и не предупредив. Придётся возвращаться… Последний раз взглянул на курган, под которым спал теперь вечным сном последний из семи Проклятых… И,развернувшись и стараясь не оглядываться, направился в сторону, откуда приехал сюда.
Теперь только память о вас осталась, о дети Пламенного Духа. Но эта память будет жить вечно и не уйдёт из мира. Я клянусь вам в этом….

@музыка: Анарион, Солнечный круг

@настроение: Усталое

@темы: глюк, Элронд, Сильмариллион, Маглор, Арда

03:35 

И снова глюки, и снова Кано...

Открой свои крылья весне, Чёрный Лотос
Ответ посланцу Тьмы
"Казнить нельзя помиловать"
А вы бы где поставили запятую?


Простишь ли ты меня, оставшись там?
Узнав, что «братья знали – отказались»?
А я… а мы за старших здесь остались,
Разделены враждою – по родам.

Простишь ли ты… какой струной пропеть,
Как не к себе – к тебе мы звали смерть…
Любую, хоть какую, но – скорее.
Прости… я сам себе теперь не верю (с) Нион
.


Совет братьев был долгим. Очень долгим. И бурным, бурливым, шумным. Если бы верные в то время увидели бы своих лордов, не узнали бы. Ибо на том совете никто из шести не сдерживал своих эмоций, своих мыслей. Макалаурэ казалось, что это никогда не закончится, что они будут спорить и спорить, пока вконец не охрипнут и так и не придут к общему мнению, не примут окончательного решения. Но всёже конец этому совету настал. Решение было принято. И от этого решения душа менестреля покрывалась льдом. А решением был отказ от условий выдвинутого Мелькором ультиматума. Феанариони вынесли приговор своему старшему брату. Макалаурэ внезапно осознал, что это конец, уже конец. Ещё в самом начале. Клятва связывала их крепче родственных уз. Сильмариллы, эти в общем-то бесполезные стекляшки, стали дороже брата. Это конец. Для них для всех. Это хуже Проклятия Мандоса…
А менестрель теперь старший… В конце совета его назвали королём нолдор. А он… Он посмотрел на братьев и молча покачал головой. Затем также молча встал и вышел из шатра, ни на кого не глядя направился к себе. Нет, не примет он этого титула. Он лорд, а не король. Он второй по старшинству. И пока жив Майтимо, не будет иначе. И Макалаурэ не позволит хоронить его заранее, без доказательств смерти. Старший жив. И будет жив. Ну и пусть другие думают что хотят. Он не забудет о брате, не похоронит его, не займёт его место в семье. Пусть хоть так, но останется верен брату. Только возьмёт на себя обязанности управления лагерем, который без командира оставлять нельзя. И будет ждать… Будет пытаться понять, как можно победить Мелькора, победить Тьму, спасти Майтимо…
Но на нём теперь лежит ещё одна обязанность. Горькая и тяжёлая, лёгшая на плечи неподъёмным грузом. Но с ней нужно справиться. Необходимо. Только как же сложно…
Ну почему так непросто выйти к посланцу Врага и сказать ему решение? А именно Макалаурэ и предстояло дать этот ответ. Именно ему предстояло вынести приговор судьбе старшего брата… Непросто сказать, ещё сложнее смириться с этим решением, принять тот факт, что Майтимо теперь не вернуть. Если бы не Клятва, не обещание, данное отцу в час его смерти, то менестрель сумел бы настоять на уходе на юг. Но он понимал, что рано или поздно настанет тот день, когда Клятва окончательно завладеет сердцами сыновей Феанаро.
- Майтимо, почему ты пошёл тогда… почему ты, именно ты… - одними губами прошептал менестрель, не зная, к кому точно обращается.
Как же, оказывается, страшно бессилие, когда совершенно невозможно сделать то, что нужно бы сделать. Именно такое бессилие и завладело сейчас Макалаурэ. Вынужденное бессилие. А ещё – понимание, что братья, в общем-то правы… Но разве, разве это истинная правота? Разве так следует поступать? Разве можно поступить так с братом? Нет, конечно, все остальные наверняка тоже задавали себе эти вопросы. И ответов не нашлось ни у кого.
Макалаурэ всё-таки решился… Пока шёл к посланнику Мелькора, казалось, что идёт по тонкой верёвке, натянутой над глубокой пропастью. И каждый шаг даётся всё сложнее… А последний – во много раз труднее всех прочих.
- Передай пославшему тебя наше решение. Нолдор отвергают предложенные условия и остаются здесь. Отступления на юг не будет. – голос ровный, твёрдый, холодный. Да и внешне менестрель кажется спокойным. Только в глубине глаз на миг промелькнуло отчаяние.
Не медля более, Макалаурэ развернулся и направился в свой шатёр. Вот и всё… Вот и решилась судьба старшего… Хотелось, очень хотелось просто расплакаться. Но слёз не было, и не умел он плакать, с раннего детства не умел. Только вот боль и осталась. И не уйдёт она теперь никогда. Так и засядет в сердце тупой иглой.
Но почему именно старший, почему именно Майтимо… И не смириться… Никогда…

@музыка: Инструменталка

@настроение: Глючное

@темы: Арда, Маглор, Маэдрос, Сильмариллион

21:56 

И опять глюки...

Открой свои крылья весне, Чёрный Лотос
И опять глюк Кано...

- Майтимо! Не надо! Остановись, не ходи туда!
Я кричал, уже не замечая, что совершенно сорвал голос. Не замечая и не слыша. Это было сейчас не важно. Я пытался дозваться. И вслух и осанвэ. Бесполезно. Он не слышал меня. А я не успевал. Не успевал его остановить, вернуть, задержать хотя бы… шаг, ещё шаг. Мгновение, показавшееся часом. Он замер на краю бездны, на краю огненной пропасти. Замер и шагнул туда. Шагнул медленно и совершенно осознанно. Шагнул. И пропал в кипящем, рвущемся к небу в бешеном танце, пламени. Только взметнулся багряный с серебром плащ. Да Камень сверкнул прежде чем навеки пропасть в огне. Я не успел… На какие-то мгновения не успел… Подбежал, когда уже было поздно. Передо мной было только пламя… На какой-то миг захотелось сделать последний отделяющий от бездны шаг и последовать в огонь за братом… Но мысль появилась и пропала…
На какое-то время я задержался, смотря на пламя… Потом перевёл взгляд на сильмарилл и усмехнулся. Нет, не так. Не туда. Не сейчас. Не я. И, резко развернувшись, ушёл оттуда… Не позволяя себе обернуться, не позволяя вернуться, но без сил забыть, без сил оставить это позади, идя дальше по дороге своей судьбы. Не тебя, брат мой, только не тебя… Не забуду… И не прощу себе, что не успел остановить тебя…
Вот и ты ушёл, а я остался. Последний… Лучше было бы наоборот. Лучше тебе жить… Ты больше всех остальных достоин жить… Но ты ушёл… И уже никогда не вернёшься…
Как-то отстранённо понял, что вновь усмехаюсь. Как-то некстати вспомнились слова отца о том, что певцу не место на войне, что я во всём уступаю остальным своим братьям. Что ж, не спорю, может это действительно так и есть. Но… Почему же я оказался последним, единственным не ушедшим? Что это – злой рок или простая насмешка судьбы? Я всегда думал, что буду первым… Но… Первыми ушли средние. Всё трое. Потом… Потом младшие… И, казалось, дальше уж точно мой черёд. Но… Вот теперь ушёл Майтимо. Старший. И наверное единственный из братьев, кому я был до конца предан и всегда верил безоговорочно… И снова… Почему ты, почему именно ты… Только теперь – почему не я… вместо тебя… И ещё – почему не вместе с тобой… Моё время уходить не настало, только теперь это понимаю совершенно отчётливо. Мне нужно сделать ещё кое-что…
Стою на берегу. Смотрю на штормовое море и не вижу его… Медленно-медленно, как в полусне, взмахиваю рукой, выпуская из пальцев сверкающий Камень. Миг – он летит в волны… И исчезает в них… Проходит ещё несколько мгновений. И волны смыкаются вокруг меня. И опять как сон… Ну вот… Теперь пора, теперь и я уйду. Уйду вслед за тобой, брат мой…

@музыка: Анарион

@настроение: Философско-лирическое

@темы: Маглор, Сильмариллион, глюк

22:35 

Ну вот... мои стихотворчества по Арде...

Открой свои крылья весне, Чёрный Лотос
Мир на ладонях

Мир на ладонях держу осторожно.
Сверкающей каплей лежит он в руках.
Думал я, что так невозможно,
Что такое бывает только во снах.

Был я не прав, в этом повинен.
Пусть судят ночь и сталь меня.
Не отпер своей души я глубины,
Их в сердце и в мыслях навеки тая.

Так пусть разбивается хрупкая вечность,
Что так хранил в руках я и берёг.
Останется мне лишь тьмы бесконечность.
Останется шаг за последний порог.


читать дальше

@музыка: Инструменталка

@настроение: Лирическое

@темы: эльфы, творчество, Толкин, Стихи, Маглор, Арда

Мир моей души и всё, что с ним связано

главная